[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: ELEDHWEN, Franke 
Форум Сверхъестественного » Фан-Фикшен » Ваши Расказы » В ночь Самхейна (Давно хотела выложить, да все время проворинивала....)
В ночь Самхейна
ArielДата: Суббота, 30.05.2015, 00:51 | Сообщение # 1
Архангел
Группа: Проверенные
  • Сообщений:
    5573
  • Награды:
  • Cтатус:
ICQ пользователя:
Skype пользователя:
Сайт пользователя:
К суперам не имеет отношения, разве что с точки зрения мистики))
Оформлять рассказы никогда не умела, но уж прости старую)))

Вглядываясь в окна своего дома, в последний день октября мне страшно. Каждый раз, когда ко мне в дверь стучаться маленькие призраки и колдуны, я со страхом открываю дверь и, отпуская своих детей бродить по дворам, каждый раз в душе я молюсь, знаю, что это глупо, но продолжаю молиться. Я боюсь сумерек наползающих на землю, знаменующих приход ночи, в удлиняющихся тенях деревьев и фонарей мне мерещатся, совсем другие тени и силуэты. Они льнут к дороге и углам домов, танцуют в низких облаках, играют с ветром, гонящим последние желтые листья, поют с колокольчиками звенящими в порывах осеннего ветра, они наблюдают за мной.
***
- Жизнь или конфеты?! – Мама открыла дверь, обнаруживая на нашем пороге парочку приведений, вампира и близняшек-зомби. – Конфеты или жизнь?! – Приведение лет семи на вид, грозно потрясло мешком, зашуршав обертками сладостей. Рассмеявшись, мать ссыпала в резво разверстую пасть хранителя выпрошенного, миску с леденцами.
- Веселого Хэллоуина! - Пожелала вслед убегающей малолетней нежити и захлопнула дверь. – И так всю ночь! – Изобразила разочарование, направляясь в кухню, откуда разносились умопомрачительно вкусные запахи.
– Глупые дети! - Дед хмыкнул и отвернулся в камину, плотнее заворачиваясь в теплый плед. Он вообще не любил этот праздник, всю неделю сидел дома практически не выходя из своей комнаты. Он не был ярым католиком, да и верующим вообще его можно было назвать с трудом, что делало еще более удивительным его не любовь к Хэллоуину. Каждый год, я приставал, к нему пытаясь вызнать причину такой нелюбви и каждый год получал молчаливый отказ. Он ворчал что-то невнятное про глупость человечества, неуемную тягу к развлечениям, которая нас всех погубит. Отец смеялся, называя это старческими глупостями.
Сумерки мягко сползали по окну, удлиняя тени, набрасывая на деревья темные балахоны, зажигая фонари, заставляя ярче гореть вырезные глаза тыкв.
- Все за стол! – Мама вышла из кухни неся на подносе что-то распространяющее аромат заставляющие наполняться слюной рот. И как всегда дед еще сильнее завернулся в свой плед, ближе пододвигаясь к камину, как будто спасаясь от пробирающихся сквозь окна сумерек. Скелет на двери застучал пластиковыми костями на ветру, подтверждая слова матери и мы с отцом, подгоняемые голодом последовали их приглашению.
- Пап, иди к нам. – Мама подошла к камину, положив руку на ссутулившиеся под пледом плечи. – Ну, хватит, каждый год одно и тоже. В этом году, твоему внуку исполняется 21. Давай. Иди к нам.
Дед привычно что-то забубнил, но, встал, направляясь к столу. От удивления я даже пронес бокал с пуншем мимо рта, а он, молча сел напротив, посмотрел мне в глаза и налив себе полный стакан, выпил его залпом.
- Ты совсем вырос. – Вздохнул он, пристально вглядываясь в мое лицо и я решился, снова задать ему мучающий меня всю жизнь вопрос.
- Дед, - мой голос звучал как-то неуверенно, я боялся разозлить его или спугнуть – почему ты так не любишь этот праздник? Неужели ты в детве не наряжался приведением и не ходил по домам выпрашивая сладости?
Он вздохнул и долго молчал, опустошая один бокал за другим, потом обвел нас всех долгим взглядом побледневших голубых глаз.
- Хэллоуин. – Дед усмехнулся и снова до краев наполнил свой бокал. - Это не его название.
- Я знаю. – Кивнул я, боясь спугнуть вдруг разоткровенничавшегося родственника. – Это кельтский праздник, знаменующий конец сбора урожая, кельты считали, что в этот день их боги могут выходить в мир людей и оставляли для них еду на пороге.
Дед медленно кивнул. – Это было давно. Бабушка часто и много рассказывала мне сказки про волшебный народец, всегда оставляла на кухне печенье с медом и в ее доме всегда был порядок. Я никогда не воспринимал все это всерьез. – Сделал глоток и замолчал. Отец отложил вилку, и теперь мы втроем смотрели на старшего в нашем роду. – Мне было пять лет. – Его чуть хрипловатый голос, упал в повисшую тишину. - Я как сейчас помню тот вечер. Бабушка уже насыпала сладостей и поставила корзину возле двери, по дому гирляндами были развешены яблоки, орехи, в духовке стояла индейка, на блюде благоухал поросенок, везде на шкафах, в углах на крыльце на каждой ступеньке стояли тыквы, под потолком ветки дуба, в вазе на столе полынь. Бабушка в шикарном черном платье с серебряной оторочкой, в гостиной запах муската перемешивается с дубом и полынью... – он снова замолчал, прикрыв глаза, словно переносясь в тот далекий день и мне тоже захотелось в ту гостиную со странной смесью запахов и женщиной в черном платье. - Мы ждали гостей. – Дед вынырнул из своих воспоминаний и меня, возвращая в реальность. - Я обожал этот день
***
Огонь в камине весело трещал сухими поленьями, маленький мальчик лет пяти вбежал в дом и зябко перепрыгивая с одной ноги на другую подкинул еще поленьев за каминную решетку, оранжево-красные языки благодарно вспыхнули, принимая подношение. Ребенок рассмеялся, протягивая озябшие руки к огню.
- Закрой дверь проказник, и быстро наверх переодеваться! Что это такое?! Такой праздник, а ты в старых штанах! – Высокая статная женщина спустилась по лестнице, шурша длинной юбкой черного с серебром платья и легко шлепнула внука по попе, тот залился громким смехом, выскальзывая из-под ее руки и застучав каблуками детских ботиночек по лестнице взбежал наверх.

- Внизу громко хлопнула дверь, родители должны были вот, вот приехать и я, предвкушая начало праздника пулей слетел вниз. – Дед одним глотком допил оставшееся в бокале. – У камина, в любимом бабушкином кресле сидел он. Высокий, широкоплечий и в тоже время легкий, изящный, будто вырезанный из дымчатого мрамора. Черный кожаный плащ смыкал свои полы вокруг его ног, чуть не доставая до пола, он протягивал свои длинные тонкие бледные пальцы к огню и тот замирал, боясь коснуться почти прозрачной кожи, играя отсветами в огромном голубом камне, украшающем кольцо на безымянном пальце правой руки, бабушка замерла у стола, сцепив пальцы на животе, так что побелели костяшки. Я замер на предпоследней ступеньки, не в силах оторвать взгляда от нашего гостя, а он встал навстречу мне. Перетек. – Замолчал, потянулся за следующей порцией пунша, но передумал, нервно сжал пальцы на ножке бокала и снова посмотрел на меня. – Он перетек из одной позы в другую, одним плавным движением, как туман приобретает разные очертания, обманывая заблудившегося путника, ни единого скрипа старого кресла, ни шелеста плаща. Ничего! Он встал, смотря на меня своими разноцветными нечеловеческими глазами, в которых текла и смешивалась чернота грозового неба, серость налитых влагой облаков и голубизна зимнего морозного чистого неба, он смотрел и я не мог пошевелиться зачарованный невероятностью гостя, он шагнул ко мне, улыбнулся и протянул руки, а я шагнул к нему, его руки обняли меня за плечи, прижимая к серебристому прохладному шелку легкой рубашки под плащом и я прильнул всем телом окунаясь в странный запах его плаща. Мы развернулись, направляясь к двери, бабушка упала на колени, подол ее красивого платья разметался по полу, она протянула к нему руки, моля оставить меня, она говорила, что всегда делала, все по правилам, никогда ничем не оскорбила его народ, на ее крыльце всегда в эту и все ненастные ночи стоит еда для него и его всадников, а ей, старой женщине единственное счастье я, ее внук и тогда он развернулся к ней.
Его голос. Он до сих пор звучит у меня в ушах. Обволакивающий, чарующий, казалось он идет отовсюду.
– «Ты достойный друг и одна из немногих, кто помнит и чтит истинное значение этого времени. Поэтому я здесь и я твой гость! Это и честь, и обязанность для тебя. Мы чтим и уважаем тех, кто так же чтит и уважает нас и наши законы, потому я – Гвин-Ап-Нуд, повелитель царства мертвых, Предводитель Дикой охоты, выполняю твою просьбу».
Тонкие сильные пальцы подтолкнули меня вперед в распахнутые, пахнущие смесью трав объятья бабушки и я упал в них, как еще минуту назад упал в его объятья дышащие властью, силой и вечностью. Дверь хлопнула, за окном завыл ветер, трясясь от страха и цепляясь руками за бабушку, я поднял взгляд на окно, белый с блестящими голубыми глазами конь взмыл в почерневшее небо, унося на себе всадника в черном плаще, он обернулся и на долю мгновения мы встретились взглядами. – Дед перевел дыхание, нервно вытерев о колени вспотевшие ладони. – С тех пор каждую ночь с 31 октября на 1 ноября, я жду и боюсь увидеть в окне эти глаза или в открывшейся двери этот силуэт.
***
Той ночью, когда все улеглись, я зашел в комнату деда, тот лежал в кровати и читал, но при виде меня отложил книгу. В полумраке комнаты блеснули золотые буквы: «Библия».
- Это не поможет. – Он проследил мой взгляд. – Но мне так спокойнее.
Мы вместе подошли к окну и молча, смотрели на несущиеся в порывах ветра желтые, красные и бурые листья, улица была пуста, я попрощался с дедом, пожелав ему спокойной ночи и поцеловав в сухую щетинистую щеку, начал поворачиваться к двери и тогда, у дерева напротив окна дедовской спальни из тьмы соткался силуэт. Высокий, широкоплечий, словно вырезанный рукой гения из мрамора мужчина стоял, небрежно облокотившись на ствол и смотрел на меня, и свет фонаря играл отблесками в его невероятных глазах, в которых текла и смешивалась чернота грозового неба, серость налитых влагой облаков и голубизна зимнего морозного чистого неба, он смотрел, а я не мог пошевелиться. Дед задрожал, вцепившись мне в руку суховатыми пальцами, я моргнул, но призрак никуда не исчез, он махнул мне, вытащив руку из кармана и свет фонаря смешался со светом луны в огромном голубом камне на его пальце, по моей спине пополз липких холодный пот, а незнакомец, подмигнув мне, растворился в ночи.
С тех пор я боюсь этой ночи, боюсь, посмотрев в окно увидеть эти глаза, боюсь и надеюсь и жду.


Все женшины по своей натуре ангелы, но если им обламывают крылья приходиться летать на метле
 
Форум Сверхъестественного » Фан-Фикшен » Ваши Расказы » В ночь Самхейна (Давно хотела выложить, да все время проворинивала....)
Страница 1 из 11
Поиск: